А чтобы вы убедились

Апр 2, 2013 | Рубрики Вестник

А чтобы вы убедились, какая молодая у меня мама, я расскажу вам один случай. Два года назад в Иркутске мы встретились с одним офицером — маминым старым знакомым. Он сопровождал какую-то даму, поэтому только поздоровался с нами, и все. Через несколько дней этот офицер и спрашивает маму: «А что за тетя была с вами?» А этой самой тетей была я. Не раз случалось, что меня считали старше моей мамы.

— Ну, это уже чересчур, — чуть было не рассердился я, но Екатерина Васильевна засмеялась и только махнула рукой.

Вскоре после этого разговора я встретился с Секлуцким и спросил его, видел ли он когда-нибудь мать Екатерины Васильевны.

— Марию Павловну? Как же, видел. Дочь вовсе не похожа на нее.

— Ты хочешь сказать, что мать красивее?

— Это общее мнение, хотя мне лично Екатерина Васильевна нравится больше. Но дело совсем не в этом.

— А в чем тогда?

— А в том, что Екатерина Васильевна — самая порядочная женщина из всех, кого я когда-нибудь встречал, а мать ее — полная противоположность.

— Это как понимать? Уж не хочешь ли ты сказать…

— Именно это и хочу: плохая она женщина. В господских кругах таких женщин называют куртизанками.

— Не может быть! Чтобы мать, родная мать такого тонкого, чистого создания…

— Мать ее тоже тонкое создание, не уличная, только очень уж сердце у нее любвеобильное и жалостливое, всех-то ей жалко.

— Ты в этом уверен? Не ошибаешься? — спросил я, все еще сомневаясь.

— Если когда-нибудь ты ее увидишь и поговоришь с ней, у тебя сложится такое же мнение о ней. Дочь, разумеется, ничего с этим поделать не может. Она-то ведь сама порядочная.

Объяснение Секлуцкого только запутало меня. То, что он рассказал мне, как-то не вязалось ни с тем чувством, с каким Катя говорила о матери, ни с ее ангельски красивым портретом. Невозможно было даже представить, что эта прекрасная женщина могла быть кокеткой. Но ведь каких только историй не случалось на свете! Нередко бывает и такое, когда матери, вся жизнь которых была испорчена, словно в искупление своей вины, трогательно заботятся о своих детях и делают все, лишь бы только они не узнали их прошлого, их тайны. А вообще, даже если Секлуцкий и прав, какое это имеет отношение ко мне? Для меня важно, какая Катя. Что же касается ее матери, которую я даже не знаю, мне нет до нее никакого дела.