был оптимистом

Апр 2, 2013 | Рубрики Вестник

Я всегда был оптимистом в своих взглядах на людей, ни о ком никогда не думал дурно до тех пор, пока сам не убеждался что это действительно плохой человек. В этом отношении Никифор Андрианович был для меня исключением. С первого же взгляда, сам не знаю почему, я зачислил его в мои личные враги.

Но, пожалуй, для этого у меня была причина. Наше знакомство началось плохо.

Через педелю после того как я стал давать Кате уроки языка, однажды после урока мы вышли с ней погулять, а по пути завернули в железнодорожный ресторан. Мое внимание привлек мужчина в очках, лет сорока, который что-то говорил собравшимся вокруг него людям. Что именно он говорил, я тогда не понял, но мне не понравился пренебрежительный тон мужчины и его манера держать себя.

— Кто этот мужчина в очках, что так много говорит? — спросил я у Кати как бы между прочим.

— Это лесник, Никифор Андрианович Кичаков. Он мой начальник на работе, а вообще же — старый друг нашей семьи. Очень милый, образованный и симпатичный человек. Вы этого не находите?

Мне он показался почему-то несимпатичным, и я сказал об этом Кате. Правда, толком объяснить ей, почему у меня возникло такое чувство к этому человеку, я не смог. Вряд ли это заговорило во мне чувство ревности.

— Удивительно, — заметила Катя, — как это получается: два таких порядочных человека, как вы и он, даже еще не познакомившись, уже косятся друг на друга.

Оказалось, что этот «милый», «симпатичный» человек и «друг семьи» уже не раз полушутя-полусерьезно старался отговорить Катю от дружбы со мной, считая, что «эти пленные — очень симпатичные люди, когда играют в оркестре или же танцуют, тогда они на своем месте, по ничего другого, серьезного, человек от них не должен и ждать». ‘

— Учитывая то обстоятельство, что я не танцую и ие пою, господин Кичаков вполне последователен, советуя вам не дружить со мной, — ехидно заметил я.

— Слова Никифора Андриановича не следует принимать всерьез, но и сердиться на него тоже не нужно, потому что он желает мне только добра. Прав он или нет — это уже совсем Другой вопрос.

Больше мы на эту тему с Катей долго не заговаривали.