Царь Александр

Авг 24, 2013 | Рубрики Вестник

Царь Александр персонально обещал поверженному венценосцу приличные условия ссылки, если он проявит готовность к сотрудничеству. Со всей тщательностью были изучены карты в поисках такого места, которое устроило бы французского императора и побудило его не мешкать с отречением.

Материковые территории Франции, Италии и других стран, входивших в империю, монархи-победители отвергли как неприемлемые. Корсика, как объясняет историк Норман Макензи, вызывала возражения, поскольку Наполеон там родился, и, кроме того, она принадлежала Франции. Сардинией владел Савойский двор, а на Корфу имели виды и Англия, и Россия. Рассматривались разные варианты — от Канарских островов до Карибского моря. Предлагались Тринидад, Азоры, даже залив Ботани в Тасмановом море на юго-востоке Австралии. Талейран настаивал на острове Святой Елены в Южной Атлантике. Эльбу выбрал царь Александр.

И он не просто выбрал. Он слышать не хотел о других вариантах. Причины его настойчивости до сих пор неизвестны. Одни считают, что государь упивался своей новой ролью великодушного победителя, просвещенного правителя, безжалостного в сражении, но способного и на милосердие. По мнению других, царь предложил крошечный островок лишь потому, что хотел унизить поверженного завоевателя. У Меттерниха имелось совсем иное объяснение.

Князь был убежден: демонстрируя театральное благородство, царь просто-напросто хотел насолить Австрии. Эльба находилась поблизости от континента и соответственно рядом с зоной интересов Австрии в Северной Италии. Кто знает, а вдруг Наполеону надоест томиться в изгнании? Как-никак ему исполнилось всего сорок пять лет, он был в расцвете сил и мог еще сплотить вокруг себя людей. А кроме всего прочего, царь ничего не терял: остров принадлежал Габсбургам (входил в реставрированное Тосканское герцогство). По убеждению Меттерниха, Александр замыслил создать очаг напряженности на задах Австрийской империи. Южное подбрюшье Габсбургов представлялось удобным плацдармом для возвращения Наполеона.