депутат венгерского парламента

Май 27, 2013 | Рубрики Вестник

— На том, что я депутат венгерского парламента и участвовал в движении Сопротивления! — ответил я.

По сей день мне стыдно за мою тогдашнюю наивность.

Переводчицей оказалась женщина из венгерских швабов, выселенных из страны на запад, которая с первой же минуты отнеслась к нам враждебно.

— Что это такое — движение Сопротивления? Я не могу перевести того, чего не понимаю! — прошипела она.

— Партизан, .понимаешь теперь? — отрезал я, употребив слово, ставшее международным.

— Партизан? Значит, вы убийца! — вскричала швабка и с ненавистью завопила: — Убийца, он убийца!

Мой спутник дергал меня сзади за пиджак, шепча в ухо:

— Ради бога, ни слова больше!

Я понял, что он был прав. После этого инцидента я уже не называл своего настоящего имени и был рад, что жандармский офицер отправил меня в камеру как Михая Беде. Что же касается моего требования передать меня представителю американской секретной службы, он обнадеживающе заверил:

— Будьте покойны, с ним вы еще встретитесь.

И действительно, такая встреча состоялась.

Два-три дня спустя меня привели в помещение, охранявшееся американскими солдатами в касках. Я оказался перед американским военным судьей. Судья, молодой человек в очках, с интеллигентным лицом, принадлежал к тому сорту американцев, которых в наши дни называют твердолобыми: с величайшим равнодушием к моей персоне он без всякого допроса отбарабанил по бумажке приговор:

— «За попытку совершить незаконный переход государственной границы — два месяца тюрьмы…»

Переводчика в зале не было, так что о содержании приговора мы узнали уже после окончания всей этой церемонии, когда трудно было что-нибудь изменить.

Вот так получилось, что меня, в то время почитателя буржуазно-демократических идей и свобод по-американски, так называемый «свободный мир» встретил па первых же порах двумя месяцами тюремного заключения.

Отсидев положенный срок, мы с Кароем вышли из тюрьмы и получили направление в Линц с правом поступления па работу.