двойственность политической линии

Авг 16, 2013 | Рубрики Вестник

В общем же двойственность политической линии, которая в начале брестских переговоров наметилась между позицией Германии и ее союзников, в дальнейшем все более углублялась, однако, уже в другом разрезе: с одной стороны, высшее военное командование и, с другой стороны, германская дипломатия, в лице Кюльмана, и германские союзники, поддерживающие ее в требовании мира вплоть до вовсе недвусмысленно высказанной австрийской угрозы заключить сепаратный мир. Политическая программа германского генералитета в Брест-Литовске в степени своей агрессивности и заостренности определялась не только интересами германского империализма, но и положением дел на фронтах.

Поскольку на западном фронте положение к этому времени угрожающим для Германии не было, а на восточном фронте русская армия продолжала таять, германские генералы на сей раз искренне сожалели, когда мирной конференции пришлось согласиться с предложением советской делегации о десятидневном перерыве, чтобы Антанта смогла принять участие в переговорах на основе установленных демократических принципов: дело в том, что немецкие генералы в самом деле испугались возможного появления Антанты на конференции. Однако империалистический характер политики Антанты в данном случае устранил опасения германского милитаризма: Антанта на конференцию, как известно, не явилась, положение Германии на Западном фронте не казалось еще безнадежным, и германский генералитет вмешался в ход дальнейших переговоров, навязав принципам, положенным ранее в основу работ мирной конференции, свою собственную интерпретацию и проводя совсем иную политическую линию.

Вообще нужно заметить, что до начала брест-литовских переговоров единство цели, задач, как в смысле их постановки, так и в смысле определения методов их разрешения,—не было достигнуто ни между Германией и ее союзниками, ни между ответственными политиками и военным командованием в самой Германии. В германских политических кругах не доверяли Вене, предполагая, что последняя в целях присоединения к себе в какой-либо форме русской части Польши постарается договориться с Петербургом за спиной Германии. В ходе переговоров политическая линия, занятая германской дипломатией, выравнялась уже хотя бы в том, что со стороны Австро-Венгрии, Болгарии и Турции имелась определенная поддержка в смысле желания достигнуть скорейший мир.