Джек Лондон

Июл 2, 2013 | Рубрики Вестник

Джек Лондон, рассказывая о пышном празднестве «с целым шутовским представлением» в связи с коронацией Эдуарда VII, отмечает в то же время, что «жителей Восточной стороны (то есть Ист-энда.—Н. П.) было немного». Д. Лондон выражает удовлетворение тем, что социалисты и вообще демократы отсутствовали на празднестве, «мало интересуясь тем, что сорок миллионов англичан венчают на царство нового помазанника божьего». Отказ от участия в коронационных торжествах в известной мере выража меняющееся от-, ношение к верхам общества. Преодоление традиционного почтения к ним распространялось и на буржуазию, священников и т. д. Известный деятель международного профсоюзного движения, вспоследствии член компартии США Джордж Хар-ди, рассказывая о детских годах, проведенных в Йоркшире, вспоминает о глубоком чувстве собственного достоинства, свойственном его отцу, неграмотному, но квалифицированному сельскохозяйственному рабочему. Когда Джордж наслушался в школе наставлений о правилах поведения по отношению к помещику, священнику и другим «старшим», отец разъяснил ему, что «все это чепуха» и что «вышестоящие лица ничуть не выше нас».

В этом вопросе, как и в прочих аспектах социально-психологической эволюции, существенные изменения обнаруживаются на рубеже XX века.

Категорическое отрицание рабочими-социалистами всех элементов «истэблишмента» было настолько широко и общеизвестно, что полиция Абердина в дни торжественного визита Эдуарда VII даже приняла специальные меры, чтобы-мешать местному клубу «Клэрион» «оскорбить монарха».

Исследователь творчества Роберта Трессела, рабочего, ставшего автором популярного романа «Филантропы в-рваных штанах», Дж; Митчелл справедливо подчеркивает, что в конце XIX — начале XX века «рабочие приобрели такой опыт, …который дал им возможность взглянуть на себя как на соль земли, как на Человечество не только на интеллектуальном, но и на «инстинктивном» уровне. Это стало их второй натурой». Сам факт создания романа, осуждающего отсталых рабочих за социальную пассивность и почтение к тем, кто стоит выше в общественной иерархии, следует рассматривать как выражение чувств передовой части класса.