Еременко

Апр 2, 2013 | Рубрики Вестник

Еременко пригласил меня к себе и познакомил со своей женой, женщиной лет сорока, среднего роста, чуть располневшей. Звали ее Анной Ивановной. Она слыла отличной хозяйкой, а это значило, что она не только превосходно готовила, но и вообще была мудрой женщиной. Пригласив к чаю, она всегда подавала на стол белый хлеб, варенье шести — восьми сортов, различные рыбные консервы, больше того, даже копченую колбасу.

Уходя от них, гости обязательно давали честное слово, что придут еще. И нужно отдать справедливость — я довольно часто захаживал к ним. Конечно, моя любовь к Осипу Кузьмичу основывалась отнюдь не на угощениях. Осип Кузьмич был большевиком, и притом большевиком убежденным, фанатичным и боевым. Разумеется, в Хилоке и кроме него еще были большевики: машинист Муржановский; бывший учитель, председатель местного Совета Широких; «министр финансов Хилокской республики», как шутливо называл себя Журавлев; начальник милиции Добрынин и еще несколько советских работников и железнодорожников. Все они были очень добры ко мне. При встрече справлялись, как я себя чувствую, как идут у меня дела, нет ли в чем-нибудь нужды. И среди них Осип Кузьмич был единственным человеком, который, не боясь моих слабых знаний в русском языке, вел со мной длинные и серьезные разговоры о том, что его интересовало больше всего, — о политике.

Это он объяснил мне, какая разница между большевиком и меньшевиком, откуда пошли эти названия.

— Меньшевики не хотят революции, они стоят лишь за маленькие скромные реформы. Мы же хотим создать пролетарское государство, хотим победы пролетарской диктатуры.