Германии

Июл 22, 2013 | Рубрики Вестник

Германии было обещано, опять-таки за счет запасов Бессарабии, 10 тыс. (а фактически выдано 12,5 тыс.) вагонов хлеба с условием, что немцы прекратят вывоз продовольствия из Румынии. При встрече с Макензеном румынский премьер пожаловался: «Я свое слово сдержал, по отношению же ко мне этого не было сделано». 18 апреля (1 мая) 1918 г. Маргиломан отметил в своих дневниковых записях: «В провинции отбирается все: хотя (немцам — И. Л.) дали 12 500 вагонов из Бессарабии и они взяли обязательство оставить крестьянам продовольствие на июнь и июль, им (крестьянам — И.Л.) оставляют мешок на целый год».

Признав Бессарабию за Румынией де-факто, германское правительство не гарантировало ей ни территории Хотинского уезда, уже занятого австро-венгерскими войсками, ни южных уездов края, на которые претендовала Украина. Заявив в интервью, что «Бессарабия будет полностью оставаться во власти Румынии без каких бы то ни было изменений границы», А. Маргиломан все же вынужден был сделать оговорку в отношении границы, которая, «возможно, будет установлена на севере». А упомянутый румынский генерал Скина, командовавший кавалерийской дивизией на севере Бессарабии, прямо утверждал, что в случае победы Центральных держав в войне Хотинский уезд, как продолжение Буковины, перешел бы под власть австро-венгерской монархии и даже с тенденцией расшириться и к югу. Австрийцы,— продолжал он,— с первых дней нашей оккупации (Бессарабии — И.Л.) проявляли стремление воспользоваться железной дорогой, ведущей от Окницы через Бельцы и Рыбницу в Россию».

За день до подписания Бухарестского мирного договора Маргиломан фактически смирился с отторжением Австро-Венгрией ряда районов севера Бессарабии. Он лишь хотел заручиться поддержкой австро-германской-стороны в том, что будут «устранены украинские претензии». Но никаких заверений на этот счет Маргиломан не получил.

Румынский премьер представлял заключение Бухарестского мирного договора как свою личную крупную победу и в день его подписания постарался обрадовать известием о нем сторонников объединения из Бессарабии. Он направил на имя председателя Совета генеральных директоров.