Грен-Зентало

Апр 4, 2013 | Рубрики Вестник

Грен-Зентало, и некто Гуревич. Сегал, злоупотребляя своим служебным положением, незаконно арестовывал самых состоятельных читинских торговцев, а затем вымогал деньги у родственников арестованных. Получив в качестве взятки большие суммы денег, он освобождал арестованных, которых рано или поздно все равно бы освободили за отсутствием состава преступления.

И хотя у нас было подозрение, что подсудимые длительное время занимались вымогательством подобного рода, в деле говорилось лишь об одном конкретном случае вымогательства, который и послужил причиной возбуждения уголовного дела. Остальные жертвы, видимо, были очень довольны, что их выпустили на свободу, и предпочитали помалкивать. В ходе судебного разбирательства было установлено следующее.

Однажды был арестован купец Иванов, которого обвиняли в том, что он покупал и поставлял -оружие для банды Семенова. Спустя несколько дней после ареста Иванова к жене арестованного пришел Гуревич, которого Ивановы хорошо знали, и сказал, что у него есть хорошие связи с органами госбезопасности, и, если Иванова не пожалеет денег, можно сделать так, что ее муж снова окажется на свободе. Иванова согласилась, и Гуревич свел ее с Сегалом, предварительно предупредив, чтобы она ни о каких деньгах и не заикалась, а только просила бы, чтобы ее принял Грен-Зентало, по приказу которого арестовали ее мужа и от которого, собственно, зависит его дальнейшая судьба. Все так и было. Через несколько дней Сегал сообщил Ивановой, когда начальник ее примет. Гуревич рассказал женщине, как она должна себя вести и что говорить. О деньгах и там нельзя было упоминать. Нужно было говорить о невиновности мужа, рекомендовалось немного всплакнуть и просить пересмотреть дело ее мужа, в полной невиновности которого она убеждена. Начальник пообещает ей разобраться. В момент, когда начальник отвернется, Иванова должна положить ему на стол конверт с бумагой, в которой она, в случае освобождения ее мужа в течение месяца из-под стражи, обязуется выплатить Гуревичу пять тысяч золотых рублей.

Все так и случилось. Иванова освободили из тюрьмы, а Гуревич получил пять тысяч рублей.

Теперь трое подсудимых отрицали предъявленные им обвинения и то, что между ними существовал преступный сговор. Грен-Зентало подтвердил, что жена Иванова была у него на приеме, но он не помнит, просил ли его Сегал принять эту женщину, и наотрез отрицал, что он давал Сегалу какие-либо поручения, не связанные со служебными обязанностями. Отрицал он и то, что Иванова передала ему деньги. Он только помнит, что она очень просила пересмотреть дело ее мужа, что он и сделал.