Крепко, видать

Май 17, 2013 | Рубрики Вестник

Крепко, видать, перетрусил, когда следователь стал интересоваться, кто он по национальности. Понял, что если дойдут до истины, перспектива одна: скорая смерть в концлагере. Назвался русским польского происхождения. Ему поверили,

Он очень хотел сохранить жизнь. И кто в этом вправе обвинить человека? Ведь иного выхода просто не было. Угасший, почти сдавшийся морально, выслушал приказ о переводе в тюрьму Харьковского лагеря для военнопленных на Холодной Горе.

И все же ему, наверное, сопутствовала удача, если это слово вообще применимо к тем условиям, в которых оказались пленные. В первый же день, так получилось, он проводил на расстрел вместе с другими евреями старшего врача своего полка Юсимова. Расцеловались, чтобы уже больше никогда не встретиться. Потом еще и еще уходили в небытие знакомые, сослуживцы. А он все оставался жить, встречался с теми, кто прожил ночь, другую…

Кернес мучительно искал выхода из создавшейся ситуации. Нет, о побеге не думалось: куда бежать? Кругом колючая проволока, по периметру бегают огромные злые овчарки, на вышках часовые с пулеметами.

Постепенно зрела, просилась наружу другая идея. И вот во что она оформилась, по словам самого ее автора: «Я знал, как на Холодной Горе солдаты и офицеры относятся к комиссарам, особенно к евреям, и, чтобы сохранить свою жизнь, решил выдать себя за представителя якобы существующей в СССР контрреволюционной организации, которая состоит из остатков троцкистов, правых, сторонников Тухачевского и других антисоветских организаций. История этих контрреволюционных организаций мне была хорошо известна, и я решил, что германская разведка заинтересуется этим делом.