Кузьмин

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

В результате этого доноса Кузьмин — об этом он с горечью рассказывал Костанди — получил радиограмму от самого Ленина: «Обращаю ваше внимание, товарищ Кузьмин, на то, что надо тщательно избегать возможного на вас влияния контрреволюционного офицерства. Предлагается координировать вашу деятельность с деятельностью уполномоченного ВЧК Эйдука».

Вслед за этим по престижу комиссара Кузьмина был нанесён последний удар. Эйдук арестовал полковника Костанди, который пользовался особым покровительством и дружеским вниманием со стороны Кузьмина. Полковник был обвинен в тяжком преступлении — расстреле в бытность свою командующим Мурманским фронтом 9 коммунистов. Тщетно он доказывал, что не санкционировал этого расстрела, тщетно пытался Кузьмин за него вступиться, Костанди был посажен в тюрьму, в особенно строгие условия, квартира же его и вещи подверглись расхищению. Кузьмин же был отозван.

Остается только добавить, что за те несколько дней, которые имелись в распоряжении побежденных до прибытия чекистов, значительной части белых офицеров и генералов удалось эмигрировать и счастливо избежать ареста.

Кузьмин искренне радовался такому повороту событий, так как считал, что благодаря своей дипломатии ему удалось избежать кровопролитных боев и сохранить немало жизней своих соотечественников, как красных, так и белых. Как считают в кругах белой эмиграции: «Комиссар Кузьмин, стоявший во главе Советской армии, считал легкую ликвидацию северных отрядов «удивительно счастливой».