Мы очень немного рассказали

Апр 4, 2013 | Рубрики Вестник

Мы очень немного рассказали о себе, поговорили о положении в Венгрии и о делах в ревтрибунале, и только. О своей работе Гейне ничего не сказал, а я не стал спрашивать. За все время нашего разговора он ни разу не улыбнулся, но, несмотря на это, у меня сложилось о нем приятное впечатление. Его серьезность я отнес за счет характера его работы. Когда мы расставались, Гейне не предложил встретиться еще раз.

Позже мы несколько раз виделись на партийных конференциях или на каких-нибудь торжественных вечерах, пожимали друг другу руки и обменивались лишь несколькими словами.

С Хофбауэром мы не раз заглядывали в «Венскую кофейную», а однажды договорились, что в следующую субботу я приду к ним домой.

Когда я пришел к ним, Хофбауэра дома не оказалось.

— Проходите, проходите, — такими словами встретила меня Антонина Ивановна, — муж просил извинить, его срочно вызвали на работу. Он обещал вернуться к семи, но если задержится, то уж не сердитесь. Надеюсь, что он скоро подойдет, а пока побудьте в моем обществе.

Вдвоем с Антониной Ивановной мы посидели полчаса, пока ее мать на кухне готовила ужин. Сначала любезная хозяйка рассказывала о своем муже, который был для нее олицетворением всех земных добродетелей, потом о себе и своей работе. Затем она поинтересовалась моей семьей, спросила, где я познакомился с Катей, как мы жили в Хилоке, в Сибири, в Москве. И наконец перешла к теме, которая, как мне показалось, интересовала ее больше всего.

— Прошлый раз вы говорили о том, что, как только представится возмояшость, вместе с женой поедете в Венгрию. Неужели вы и вправду думаете, что вашей жене там будет хорошо? Думаете, ей будет легко оставить родину и родных? А вы, оказавшись в родных краях, не пожалеете о том, что связали свою жизнь с ней?

Я как мог стал объяснять ей, что ни у меня, ни у моей жены таких мыслей не возникало и нас это не пугает. Мы очень хорошо понимаем друг друга, и я уверен в ней так же, как и она во мне. Что касается чуя^ой обстановки, то я надеюсь, что жена и в Венгрии будет себя хорошо чувствовать.

— Скажите, а вам не хочется поехать в Венгрию? — спросил я ее.

— Если откровенно, то мне хотелось бы, чтобы муж взял меня с собой. С детских лет во мне живет желание посмотреть свет. По рассказам мужа я знаю, как люди живут у вас. И все же я раздумала ехать, и вот почему: ведь браки с военнопленными — довольно непрочные браки. Многие пленные спокойно бросают здесь своих русских жен, но это еще далеко не худший случай. Вы, наверное, слышали, что есть и такие, которые забрали жен с собой на родину, а там бросили их.