Обычно контроль

Июл 18, 2013 | Рубрики Вестник

Обычно контроль был чисто формальным. Заключенный подходил к воротам секции, разведя руки в стороны. Надзиратель только дотрагивался до груди, несколько больше задерживался на карманах, затем его руки скользили вниз к коленям и на этом осмотр заканчивался. Заключенных было много, надзирателей мало, так что о тщательной проверке не могло быть и речи. Движения большинства надзирателей были чисто механическими: они поднимали и опускали руки, будто занимались гимнастикой. Заключенный подходил в то время, когда руки надзирателя были подняты вверх, задерживался на мгновение, пока не чувствовал, как пальцы ощупывают снаружи содержимое карманов, и шел дальше. Редко приходилось объясняться с надзирателем по поводу того или иного предмета.

В тот вечер, о котором идет речь, ничто не предвещало более тщательного осмотра. Мы расходились по секциям, обсуждая события дня: результаты соревнования между мастерскими за август месяц, усиление международной напряженности в связи с Чехословакией, новые декреты правительства. Иногда и надзиратели вступали в разговор, так что никто особенно не удивился, когда легионер-«коммунист» после осмотра остановился рядом с надзирателем, будто продолжая беседу. Как вдруг…

Среди последних шел Динкэ Николае. Когда он поравнялся с надзирателем, тот сдернул с него тюремную куртку.

— Что делаешь? — удивился Динкэ.

— Брось, брось, знаем, что делаем. Прокламации носишь!

— Какие прокламации?

Динкэ ничего не понимал и не мог предположить, что последует дальше. Но старшие товарищи навострили уши. Около Динкэ и надзирателя образовался круг.

— Проверим, что у тебя здесь в карманах. Вам разве не говорили, что нельзя делать карманы в одежде?