Октябрем

Авг 16, 2013 | Рубрики Вестник

Условия пришедшие с Октябрем и Брестом, сложившиеся тогда объективные условия были хорошо использованы германским милитаризмом. И если верно, что «Ленин уже в конце ноября настаивал на заключении мира, как можно скорее, — он (был совершенно прав, ибо чем раньше мы заключили бы мир, тем менее он был бы для нас тяжелым». Но революционизирующее значение Бреста было велико, а моральную победу, одержанную Советской Россией, вынуждены признать даже противники последней: «В этом русско-германском споре наша сторона была правой,—пишет принц.

Макс Баденский в своих недавно опубликованных мемуарах,—и мы имели, как никогда до тех пор, доверие остальных народов; но те тайные методы, по которым велись наши переговоры, выставили Германию врагом, а Россию защитником мелких наций перед остальными странами». Мирная программа и общая позиция Советской России была настолько популярна в широких кругах европейской и американской демократии, что руководитель английской политики Ллойд-Джордж, воспользовавшись позицией германского империализма, разоблачившего себя в Бресте, вынужден был, дабы удержать свое влияние, в своей речи, произнесенной 5 января 1918 г. перед английскими трэд-юнионами, прикрыть истинные цели империалистической политики и войны до конца заимствованными из советского лексикона словами о самоопределении народов.

Все это «было, конечно, лишь тактическим маневром умного политического деятеля, но об отношении его аудитории к брестским переговорам можно судить по тому, с какой сдержанностью вынужден был говорить о Советской России будущий организатор иностранной контрреволюционной интервенции. И еще в некоторых отношениях стоит упоминания это симптоматическое выступление. Дело в том, что выдвинутые тут некоторые пункты могли быть истолкованы, как мирные условия Антанты,—отчасти, в требованиях, пред’явленных Германии,—совпадающие с программой советской мирной делегации. Так, например, Ллойд-Джордж требовал плебисцита в германских колониях,— извращая, таким образом, в интересах Антанты истинно-демократическую программу мира, защищаемую Советской Россией.