Постойте, постойте!

Июн 4, 2013 | Рубрики Вестник

Постойте, постойте! Нечто подобное было ведь и с Гете: «Будучи студентом юридического факультета, Гете серьезно заболел: болезнь казалась неизлечимой… «Я, -писал об этом Гете, — был потерпевшим кораблекрушение, и душа моя страдача сильнее, чем тело». Родители препоручают юношу заботам д-ра Иоханна Фридриха Метца, о котором говорят, как о «человеке загадочном […] настоящем медике розенкрейцеровской традиции, для которого исцеление тела должно привести к исцелению души».

Д-р Метц спасает Гете и передает его заботам Сюзанны де Клеттенберг, в доме которой собирается кружок пиетистов и оккультистов. Здесь Гете читает Парацельса, Василия Валентина, Якоба Беме, Джордано Бруно и прочих. Его справочной книгой становится Aurea Catena, произведение алхимическое». [49].

Но — вернемся к Михаилу Афанасьевичу. Кто же потеснил Азазеля в душе этого «Мастера»? «Его первая жена вспоминала, что в середине 20-х годов он часто изображал на листках бумаги Мефистофеля и раскрашивал цветными карандашами. Такой портрет, заменив собой икону, всегда висел над рабочим столом писателя».

Опять Мефистофель. Ироничный, не очень даже страшный, умный и готовый понять талантливого человека! А главное, он ведь — со всем уважением к Богу. Даже заодно с Ним! Выполняет за Него грязную работу… Воланд, этот печальный остроумец, похож на того, гетевского. Только переоделся по моде. Не с петушиным же пером гулять ему по улицам сталинской Москвы?!

Недаром в его свите окажется подчиненный демон Азазелло — Азазель. Инфернальная иерархия была ведома Михаилу Афанасьевичу!