Потом с недоумением

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

Потом с недоумением вспоминал: «Ничего страшного не чувствовалось. Чувствовалось некоторое резкое настроение». В результате — успокоительная телеграмма в Петроград: мол, положение в крепости тревоги не вызывает, меняется к лучшему.

Но на душе у комиссара Балтфлота было неспокойно. К нему продолжали поступать сигналы о том, что возмущение в ряде береговых частей и на отдельных кораблях перерастает в общее недовольство Советской властью. Кузьмин постепенно сознавал, что ситуация развивается в угрожающем направлении и возможен взрыв недовольства. 27 февраля по его инициативе было созвано расширенное заседание пленума Петроградского Совета, в работе которого принял участие председатель ВЦИК М.И. Калинин. В своем выступлении на совещании комиссар флота прямо заявил об угрозе мятежа на флоте, увязав причины волнений с общей обстановкой в стране. Необходимы срочные меры, чтобы волна недовольства с отдельных кораблей не распространилась на весь Кронштадт. Кузьмин не призывал к применению силы против бунтующих, но участники совещания уже не исключали подобного поворота событий.

На другой день этот вопрос стал предметом обсуждения Политбюро РКП(б). Однако на нем взрывоопасная обстановка на флоте была расценена как результат подстрекательских происков меныневистско-эсеровской оппозиции. И сразу же начались аресты активных ее деятелей, а заодно и лиц, в отношении которых от разного рода осведомителей поступала информация о контрреволюционных настроениях и недовольстве Советской властью.