прояснить дельнейшее

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

Чтобы прояснить дельнейшее развитие событий, роль в них человека, о котором идет речь, придется сделать небольшое отступление. По воспоминаниям самого Николая Николаевича, по архивным документам, можно проследить некоторые интересные его наблюдения, полунамеки, предположения. Они представляют интерес не только потому, что сделаны участником событий, но еще и потому, что принадлежат человеку образованному, многоопытному, поднаторевшему в политической борьбе, конспиративной работе, привыкшему верить, надеяться до конца и оттого, наверное, чаще побеждать, чем проигрывать.

Мятеж, считал он, не был мгновенной вспышкой, а тщательно и продуманно готовился. Об этом говорили многие факты. Например, в гарнизонном клубе Кронштадта в конце 1920 — начале 1921 года особенно активизировалась кружковая работа. В феврале число занимающихся пением, музыкой, рисованием доходило до ста человек. И именно здесь позже оформится и открыто заявит о себе руководящий орган мятежа — Временный революционный комитет во главе с С.М. Петриченко. По убеждению Кузьмина, основным действующим лицам мятежа практически до последнего момента удавалось оставаться в тени, что лишь подтверждает серьезность их намерений. Нити тянутся дальше. Куда?

Находясь в тюремной камере, Кузьмин задавал себе все новые вопросы, но не всегда находил на них ответы. Например, просачивались слухи о том, что на немедленном и самом жестоком подавлении мятежа настаивали Троцкий и Тухачевский.