Россия времен Александра I

Сен 8, 2013 | Рубрики Вестник

Иными словами, Россия времен Александра I была довольно своеобразным «слагаемым» в процессе всемирной борьбы «против обветшалого феодально-крепостного строя»; об «обветшалости» российского феодализма говорить пока не приходится; Россию отличала (например, по сравнению с Францией времен Людовика XVI) недостаточная зрелость объективных предпосылок буржуазной революции.

В этих условиях и возникло своеобразное (снова оставшееся за пределами собственно декабристоведения) явление в виде опережающего экономические и социальные процессы революционного сознания и движения. «В течение первой четверти XIX в., — писал А. В. Предтеченский, — сознание передовой дворянской общественности развивалось, как… надстроечное явление, быстрее, чем экономический базис феодальной империи… Отсюда — попытка передовой дворянской общественности ликвидировать это несоответствие революционным путем, вызвавшая восстание декабристов».

Важное обобщение Предтеченского все же неполно. Не обозначены причины, вызвавшие ускоренное развитие «надстроечных» процессов по сравнению с процессами «базисными», субъективного фактора по сравнению с объективным. Между тем в условиях обрыва собственной революционной традиции, идущей от Радищева, ограниченности дворянской просветительской идеологии, с которой соприкасался декабризм, именно знакомство с передовым Западом рождало у декабристов общее представление о «свободе», превосходстве представительного строя перед самодержавным, вольного труда — перед крепостным, представление о способах ломки несправедливых порядков. Это знакомство позволяло превратить критическое восприятие самодержавно-крепостнического строя в России из «предмета частных неудовольствий», как выразился Пестель, в «целую картину народного неблагоденствия». Если Радищева вдохновлял пример революции в Америке в 1773—1775 гг., то Пестеля — пример европейских революций начала XIX в.