Румыния

Авг 16, 2013 | Рубрики Вестник

Румыния также никогда не заключила бы мира, если бы Россия не подписала его первая. В таком случае наступление на Западе становилось совершенно безнадежным, а вместе с тем мы упускали момент, когда являлась -возможность победоносно закончить мировую войну, которую мы вели, имея слабых союзников, против во много раз превосходного противника. Украина нам была нужна, как вспомогательная сила для борьбы с большевизмом, но прежде всего мы должны были не выдать ее большевикам… Без Украины голод был неизбежен… Чтобы воспрепятствовать самим большевикам образовать новый восточный фронт, мы должны были нанести короткий, но сильный удар расположенным против нас русским войскам, который позволил бы нам при этом захватить большое количество военного снаряжения.

Дальнейшее развитие операций на востоке не имелось в виду на ближайшее время… Финляндия, которая обратилась к нам за помощью против большевистского засилия, также могла явиться нашей союзницей в борьбе с большевиками. Ее присоединение усиливало давление на Петроград, а также в сторону Мурманской железной дороги… Надо было действовать, и этого требовал извечный закон войны. На этом пути можно было быть уверенным, что удастся добиться мира». Именно в этих терминах обрисовал Людендорф в Гомбурге общее положение вещей, и такова была его программа действий, которая, выдержав некоторую борьбу со стороны имперского канцлера и Кюльмана, была впоследствии полностью реализована.

Со своей точки зрения Людендорф был столь же прав в оценке общей ситуации, сколь и верно наметил метод ликвидации восточного фронта и заключения нужного германскому империализму мира. Действительно, «короткий, но сильный удар» разбил всю конструкцию «ни мира, ни войны», вскрыл правильность утверждения Ленина, «что революционная фраза о революционной войне может погубить нашу революцию». Советское правительство вынуждено было под напором вооруженных сил германского -империализма принять не только чрезвычайно тяжелые условия германского ультиматума, но и пред’явленные Турцией претензии на области Ардагана, Карса и Батума.