С Балтийского флота

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

С Балтийского флота только в январе дезертировало более 200 человек, а командующий устраивал очередные широкие дискуссии об отношении к профсоюзам, видимо, не согласившись со своим поражением в ходе первой из них, 10 января. Тогда за ленинскую платформу, с докладом о которой выступил комиссар, проголосовали 108 человек, за резолюцию оппозиции, докладчиком от которой был сам командующий, — 30. Через несколько дней на общем собрании кронштадтских коммунистов Кузьмина поддержали 525 человек, Раскольникова — 96. Петроградский губком 18 января вынужден был осудить «действия группы товарищей во главе с Раскольниковым и Эссеном» и призвать их к ответу.

Все указывало на то, что котел матросского терпения начинал явно перегреваться. Перебор шел отовсюду: горькие вести из дому, нехватка харча и обмундирования, пьянство и разгул приближенных к командующему командиров и комиссаров, большинство из которых прибыли вместе с Раскольниковым. Почти на две трети изменился за лето руководящий состав флота, главным образом его представляли те, кто раньше работал и служил с командующим. На линкоре «Петропавловск» Кузьмину прямо сказали, что комфлота с сопровождающими чаще инспектирует винные погреба, чем трюмы боевых кораблей. 15 февраля на флотской партийной конференции Раскольников даже не был избран в состав президиума. ЧП? Еще какое. Но…

Политотдел не владел, точнее, не хотел вникать в обстановку. На флоте острейшая политическая ситуации, вот-вот вспыхнет бунт, а политотдельцы организуют для солдат и матросов цикл лекций об итальянской живописи, греческой скульптуре, нравах и быте жителей Австрии. Матросы ругают, а политработники славословят командующего флотом на митинге-концерте.