С государствами

Июл 22, 2013 | Рубрики Вестник

С государствами, с которыми Румыния находилась в состоянии войны… достигнуто полное соглашение, нормальные и дружественные отношения возобновлены со всеми договаривающимися сторонами, и нейтралитет Румынии восстановлен. Все препоны, которые могли стоять на пути к мирному преуспеванию Румынии, окончательно устранены. И под сенью конституционных установлений, не поколебленных войной, Румыния примет все меры к уничтожению следов войны и займется укреплением положения, достигнутого мира и воссоединением Бессарабии».

На бланке этой телеграммы была сделана резолюция: «Необходимо поместить в газете «Сфатул Цэрий» от 26 апреля». Генеральный директор внутренних дел И. Костин распорядился ознакомить с телеграммой всех префектов и начальников уездных милиций, и дал указание префектам .прибыть в Кишинев 6 мая для принятия присяги «на верность Его Величеству королю Румынии и конституции королевства».

Претворение в жизнь Бухарестского договора ощутимо сказалось на экономическом положении Бессарабии. Для выполнения поставок Центральным державам в соответствии со взятыми по договору обязательствами и содержания румынских войск проводилась насильственная реквизиция у крестьян и кооперативов зерна, скота, продовольственных товаров. Войска и жандармы бесчинствовали. 29 мая Бендерская продовольственная управа жаловалась, что в Чимишлийской волости войска берут у крестьян «не излишки, а, форменным образом, реквизируют кукурузу, пшеницу и другие злаки, проводя обыски по амбарам и горищам». 26 июня (9 июля) председатель Копаченской земской управы в рапорте бельцкому префекту писал: «За последнее время в некоторых селах румынские солдаты начали требовать от местного населения птицу, вишняка, варенья и тому подобных предметов роскоши». Брали у всех, не щадили даже обездоленных.

25 июня (8 июля) директорат внутренних дел Бесарабии в письме командованию 5-го корпуса румынской армии отмечал, что у четырех солдаток села Чекур-Московей Кагульского уезда румынский офицер, «несмотря на их просьбы, забрал все хлебные злаки, оставив их вместе с детьми страдать от голода». В этом же селе у крестьянки М. Н. Килоларь, муж которой погиб на фронте, реквизировали весь хлеб, несмотря на то, что у нее на руках остались шестилетний ребенок и восьмидесятилетний отец.