считал Кузьмин

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

Зачем же тогда был нужен неподготовленный, поспешный первый штурм? Почему в самое тревожное время, едва ли не за пару недель до мятежа, отозван с флота командующий, а нового не шлют. Почему так?

Вовсе не случайными считал Кузьмин и сроки мятежа. Март — месяц весенний. Еще неделя-другая, и в очистившийся ото льда Финский залив могли войти крупные военные корабли. Все к этому и шло. В территориальных водах Финляндии уже находилось несколько британских военных кораблей, 5 марта в сторону Ревеля и Кронштадта вышли еще 14 военных судов англо-французской эскадры.

Еще вопрос. Продовольствия на флоте в обрез, но мятежники держались две недели и не голодали. Откуда же они получали провиант? Тут ясность есть: более 400 пудов продовольствия и папиросы прибыли в мятежный Кронштадт по льду из Финляндии. В Таллине и Ревеле трюмы морских транспортов уже загружались продовольствием и боеприпасами для Кронштадта. Белоэмигрантские центры организовали сбор средств в поддержку мятежников.

Так что руководители мятежа, в круг которых, помимо корабельного писаря Петриченко и нескольких матросов, входили бывший царский генерал Козловский, подполковник Арканников, капитан Соловьянинов, не без оснований могли рассчитывать на помощь извне. Сомнений на сей счет никаких не было. Кому все это было выгодно и кому это было крайне нужно? Уж не на вторую ли интервенцию рассчитывали те, кто стоял у истоков Кронштадтского мятежа?