Советы и комитеты

Июл 19, 2013 | Рубрики Вестник

Советы и комитеты раскассированы. Введена смертная казнь». Но по требованию местных общественных организаций арестованные члены местного ревкома были отпущены. В своих воспоминаниях председатель армейского комитета 6-ой армии левый эсер Л. С. Дегтярев (впоследствии большевик) отмечал, что в Болграде, где. находился штаб армии, назревал бой между румынским отрядом в составе 250 человек и революционными русскими войсками. К последним примкнули 50 солдат «Бессарабского полка», состоявшего из молдаван и насчитывавшего «до 600 солдат и до ста офицеров». Но румынский отряд бой не принял, он сдался, а затем солдаты и офицеры были отпущены.

5 января 1918 г. румынские и гайдамацкие части захватили узловую станцию Унгены. Здесь уже больше месяца власть находилась в руках большевистского Совета рабочих и солдатских депутатов. Председатель Совета большевик А. Ф. Соловьев являлся и комендантом станции. Поскольку штаб Щербачева и румынское командование фактически прекратили снабжение большевизированных частей русской армии продовольствием и фуражем, а при отходе в Россию отнимали у них вооружение, большевики Унген задерживали эшелоны с вооружением, продовольствием и другими материалами, направлявшиеся из России на Румфронт.

Заняв Унгены, гайдамаки, согласно сообщению газеты «Одесские новости» от 9(22) января 1918 г., убили 12 членов Совета рабочих депутатов. Возможности 4-ой и 6-ой армий использовать железнодорожный транспорт для вывоза с Румфронта вооружения, снаряжения и др. еще больше сократились.

Между тем, в очередном приказе Верховного главнокомандующего советских вооруженных сил Н. Крыленко «всем армиям Румынского фронта» предписывалось «немедленно приступить к организации планомерного отхода частей армии с территории Румынии… дивизиям отходить к русской границе, приурочивая расположение дивизий к железнодорожным линиям и грунтовым путям подвоза продовольствия…, в случае столкновения с румынскими войсками прокладывать себе дорогу с оружием в руках». Как впоследствии отмечал в своих воспоминаниях член большевистского Румчерода А. Христев, «9-ая и 8-ая армии более или менее безболезненно ушли из Румынии, 4-ая и 6-ая оставили почти все свое вооружение или в Румынии или в Бессарабии».