Союза экономику

Июн 23, 2014 | Рубрики Вестник

Союза экономику, находившуюся в состоянии свободного падения, включавшего глубокий кризис платежного баланса, огромный избыток денежной массы, истощенные запасы твердой валюты и общество в состоянии паники. Зимой 1991/92 года даже замаячил призрак голода. Прежде чем взяться за долгосрочные реформы и создавать здоровую экономику, российским лидерам надо было позаботиться о том, чтобы пациент не умер. Более того, в отличие от Германии и Японии 1945 года, Россия к моменту реконструкции не потерпела поражения в большой войне, и многие политические силы отвергали западное вмешательство, сопротивлялись ему. Ситуация осложнялась тем, что Запад в целом не видел необходимости и не поддерживал идею срочного восстановления России в той мере, в какой это было характерно для западных лидеров применительно к восстановлению Западной Европы после Второй мировой войны, чтобы спасти эти страны от коммунизма и предотвратить новую войну в Европе. Если бы у России был противник, который угрожал бы не только ей, но и западным державам, то оказание помощи России было бы гораздо более важным, однако такой геополитической ситуации не существовало.

Было еще одно различие между послевоенной Европой и Россией после окончания «холодной войны». В 1945 году официальная Америка приветствовала поражение нацистской Германии и империалистической Японии. В отличие от этого, коллапс Советского Союза был воспринят в некоторых западных столицах неоднозначно. Многие деятели администрации Буша видели в этом не столько возможность, сколько опасность. Опасность того, что все, чего этой администрации удалось добиться с Михаилом Горбачевым, может превратиться в прах (может быть, даже радиоактивный). В конце концов Горбачев не стал мешать воссоединению Германии в рамках НАТО или проведению операции «Буря в пустыне» против Ирака. Он прекратил помощь антизападным режимам и позволил Восточной Европе идти своим путем.

В области безопасности опасения по поводу возможной дестабилизации заставили Бейкера бороться за то, чтобы на обломках СССР не возникло новых ядерных держав, а затем добиваться сокращения, но не очень радикального, численности ядерных вооружений. Весной 1992 года Беларусь, Украина и Казахстан встали на путь держав с безъядерным статусом (хотя, как мы увидим, стратегия запугивания, использовавшаяся Бейкером, в 1993 году себя уже не оправдывала в случае с Украиной и ее пришлось заменить поощрением и вовлечением). В январе 1993 года Буш и Ельцин подписали Договор о сокращении стратегических вооружений (ОСВ-2), открыв дорогу для некоторого сокращения тяжелых ракет, которое было большой головной болью для военных стратегов Запада в период «холодной войны».