сразу становилось громким

Май 13, 2013 | Рубрики Вестник

Зато дело сразу становилось громким, показательным, приобретало резонанс в обществе. Ход процесса, обвинительные речи и фотографии из зала суда широко представлялись в печати. Виновных, как правило, приговаривали к высшей мере. Все было рассчитано на эффект, преследовало профилактические цели: вот что ожидает всякого, кто попытается запустить руку в государственный карман, получить взятку, злоупотребить служебным положением. Стало поощряться доносительство на ближнего.

Вскоре после процесса над Каном Николай Николаевич Кузьмин выступал государственным обвинителем на другом громком процессе — по уголовному делу против савинковца М.А. Росселевича, связанного с небезызвестным шпионом едва не четырех государств сразу В.А.Нейманом и бывшим генштабистом АА.Рыльским, уже расстрелянным за продажу секретных документов. И здесь прокурор требовал применения высшей меры наказания. Кузьмин еще искренне верил в справедливость и законность самого строгого приговора. А сколько таких процессов вершилось по всей стране? О процессах масштабом помельче центральная пресса молчала — такие сведения не пропускала цензура. Простым гражданам оставалось только гадать, сколько людей тогда расстреляли, несмотря на отмену смертной казни.