за свое добро

Май 23, 2013 | Рубрики Вестник

Вздумай он заступиться за свое добро: не дам, говорит. Стал его казак урезонивать, а он все свое, еще буянить начал. Казак совсем из себя вышел, выхватил саблю, размахнулся и отрубил у него ухо.

Растащили вино. Вдруг слышим набат. Бросились закладывать да собирать скотину, а иные молодцы лыка не вяжут, и от вина их не оторвешь. Тогда трезвые догадались, да что оставалось этого добра, на улицу и вылили. Все справили, и потянулся наш обоз к Раменскому лесу; остались на селе одни лишь казаки да десять человек, к ним приставленных.

Раменский лес тянулся на несколько верст. Мы выбрали глухое место, куда поставили все свое добро и стерегли его поочередно. Неподалеку была женская пустынь, недавно перед тем основанная: звали ее Медведевскою. Тамошние монахини перетащили также в лес свое имущество и закопали его между двух болот. На болотах устроили гать и учредили караул, чтоб ее разорить, лишь только завидят неприятелей.

Скука разбирала нас в лесу: отец с матерью, со мной и братом перебрался в пустынь. Игуменья Аксинья Ивановна его знала, приняла нас как своих и велела отвести комнаты в гостинице. С нами рядом жил соседний помещик Бахметев. Он побоялся оставаться в своем имении и приютился также в пустынь. Обед нам готовили монахини. Очень обрадовались мы свежему хлебу, а мяса столько принесли с собой, что меняли его дьячку на рыбу. Жить нам было хорошо, и мы ходили к церковным службам, но соскучились опять без дела и вздумали проведать свое родимое гнездо. С нами вызвались также идти несколько человек из наших.

Лишь только показались мы в Рогачево, нас окружили мужички, приставленные к казакам. «Довольно, — говорят, — стерегли мы село, теперь наш черед». Ушли они в лес, а мы тут остались с казаками, пока не сменили нас другие чрез неделю. Жили ничего: на селе оставалась птица, либо когда барана зажарим, а хлеба ни крохи; где тут с квашней возиться! Опять же женщин не было, а мы к этому делу непривычны. Ночи становились холодные, и мы спали поочередно около огня.