Задача была почетной

Сен 18, 2013 | Рубрики Вестник

Задача была почетной. Но есть и другое мнение: устранение соперника оказалось бы выгодным для клана Фудзивара. Добавим сюда немалый риск: корейское пиратство в прилегающих морях достигло расцвета.

В любом случае, сам Митидзанэ плыть в Китай не хотел. И сумел, приложив все усилия, убедить монарха, что Китай входит в полосу политической нестабильности, и следует вначале дождаться или укрепления династии Тан, или возникновения нового правления. Да и отношения с континентом понемногу шли на убыль. Япония сумела получить «китайскую науку», теперь настало время, когда она должна сделаться частью обычной японской жизни. Нужно было «переварить» все заимствования, а это легче сделать без внешних контактов.

Но есть, возможно, еще одна причина. Это не «домоседство», не страх перед пиратами и не желание находиться в тепле и при власти. Такие доводы вряд ли остановили бы человека вроде Митидзанэ. Но у него, вполне вероятно, мог возникнуть гораздо больший страх. Страх из-за незнания… китайского языка.

Казалось бы, это невероятно. Но здесь ничего удивительного нет. Он изучал китайский по книгам, в начертании иероглифов мог бы соперничать с любым коллегой с континента, но побеседовать с тем же коллегой не сумел бы. Живого китайского произношения, скорее всего, Митидзанэ не смог бы добиться. И выдающемуся китаеведу пришлось бы пользоваться услугами переводчика, что весьма позорно. (Не такого ли конфуза хотели и в клане Фудзивара, если кто-то из них нашептал императору решение о главе миссии?)

Как ни странно, решение Митидзанэ оказалось предопределением. Контакты с китайским правительством Япония возобновила очень нескоро, до нового посольства пройдут века. А за это время страна непрерывно развивала все, что удалось получить, от поэзии и до политических наук.